НЕТ — КОНЦУ СВЕТА, ДА — ЗОЛОТОМУ ВЕКУ!

dsc_0713 Так называется международная кругосветная экспедиция, которую проводит Латвийская ассоциация парапсихологии и эзотерики, а освещают — «ВЕСТИ»

Еженедельник «ВЕСТИ», выступающий информационным спонсором экспедиции, публикует очередное эксклюзивное интервью с участниками кругосветной экспедиции Латвийской ассоциации парапсихологии и эзотерики…

Надежда ТЕРЕХОВИЧ

В № 36 «ВЕСТЕЙ» мы напечатали интервью с президентом ассоциации Валерием ПАРАМОНОВЫМ о том, что латвийским парапсихологам удалось «разнюхать» в научно-исследовательском центре Европейского совета ядерных исследований. А сейчас мы предлагаем вашему вниманию рассказ других участников этой экспедиции, которые поделились с нами своими личными наблюдениями не только о БАКе, но и о других, не менее интересных местах…

Базель

Наши собеседницы — опытные исследователи, путешественники и парапсихологи — Людмила ПАРАМОНОВА, Людмила ТИМОФЕЕВА, Диана ТУЛА, Вероника ПОГУМИРСКАЯ и Елена ТИШМАНЕ. Вот что они рассказали…

                                                                                                 В. П: — Чем отличается путешествие парапсихолога от путешествия обычного человека? Во-первых, мы едем не только отдохнуть и посмотреть на мир, но еще и работать. Бывает, приходится преодолевать самые разнообразные трудности, терпеть лишения. Но мы готовимся к этому.

 Тщательно разрабатывается маршрут: он не похож на маршрут обычного путешественника и для его составления необходимы конкретные знания, поэтому трудится над его созданием вся группа. Для меня такие поездки необыкновенно увлекательны и насыщены!

— Но из прошлого интервью с Валерием ПАРАМОНОВЫМ нам стало известно, что поездка на БАК была не только очень серьезной, но еще и стала испытанием для взаимоотношений между членами экспедиций…

В. П.: — Да, некоторые знаки Вселенная посылала. У меня, например, перед самой поездкой порвалась сумка, затем вторая. О чем это говорит? О том, что нужно хорошенько обдумать цель: ЗАЧЕМ едешь. И быть внимательнее. Что касается агрессии — то да, такое было, но я старалась не поддаваться на провокации…

Д. Т.: — Я перед экспедицией всегда ориентируюсь на свои ощущения. В этот раз было чувство, что назревает нечто нехорошее, что мы вторгаемся в некие серьезные энергии. Но мне очень хотелось узнать, что же это такое — БАК? Эта тема сейчас у всех на слуху, на этом грандиозном сооружении творятся загадочные дела, к тому же человечество сейчас находится на пике эволюции…

В. П.: — Но меня все же больше интересовали старые города, их архитектура. И первым на нашем пути значился немецкий город Базель. Его центральный собор — нереальное сооружение, пропитанное энергиями; кругом знаки тайных обществ!

Л. П.: — Хочу пояснить: перед каждой экспедицией парапсихологи должны получить своего рода посвящение. Для этого, когда мы приезжаем в какой-либо город, то идем в главный его храм, который является «визитной карточкой» города, а также хранителем информации. Мы выходим на канал и получаем значимую информацию обо всем регионе. Здесь мы получили не только посвящение, но и информацию, что не все члены экспедиции на БАК являются истинными: некоторые едут лишь для фона. К слову, так и оказалось: конфликты впоследствии развязывали именно они…

В. П.: — Особая чаша в храме, или купель, у которой мы получили посвящение, непостижимым образом оказалась невидимой для нескольких участников экспедиции! Чаша имела восемь граней — именно столько было и нас в этой экспедиции.

БАК

В. П.: — По дороге к коллайдеру мы попали в страшную грозу: молнии так и сверкали, но лишь только пересекли границу большого круга БАКа — гроза моментально прекратилась.

Д. Т.: — И это — тоже знак: мы въехали в зону, которая кем-то или чем-то охраняется. Не могу сказать, что я испытывала страх, но беспокойство было: здесь что-то не так.

На следующее утро мы работали на поверхности большого круга адронного колайдера…

В. П.: — И сразу появилось ощущение, что тебе «лезут в голову»: копание в мозгах ощущалось физически!

— ???

В. П.: — Кто именно «копался», трудно сказать: могла и служба безопасности коллайдера, могли и внеземные структуры. Но это подтверждало, что мы — на верном пути. Есть специальные методики, как уйти от подобного «контроля», поэтому каждый боролся самостоятельно.

Д. Т.: — За время работы на поверхности круга я поняла, что придя туда, мы не можем существовать отдельно от коллайдера: вливаемся в его структуры. Здесь буквально все подвержено его воздействию, ускорению. Человек синхронизируется как с коллайдером, так и со всей этой зоной и на физическом плане, и на психологическом. Мозг работает в ускоренном режиме, процессы обработки информации также ускорены, ускоряется обмен веществ… Влияние — не слабое!

Л. П.: — Этим влиянием объясняются и вспышки агрессии. В экспедициях часто происходят ситуации, провоцирующие внутренние проблемы людей. Но здесь, при таких ускорениях, взрывы негативной энергии могут происходить просто мгновенно…

В. П.: — Вот еще интересное наблюдение. Я очень люблю мясо, но, оказавшись в зоне коллайдера, я его есть не смогла! И до сих пор не могу. Вот такая перестройка в организме произошла…

Как только добрались до самого центра круга, нас буквально понесло к какому-то полю, будто там был клад зарыт! Посреди этого поля, из земли, торчала какая-то странная металлическая штуковина, похожая на антенну. Около нее исчезли все негативные ощущения, которые мы испытывали. Измерив здесь электромагнитное поле приборами, мы увидели, что его нет! Была выдвинута версия, что некая аппаратура нейтрализует электромагнитное поле коллайдера в этом месте… В итоге оказалось, что мы сюда пришли не зря: именно здесь были получены главные контактные материалы…

Д. Т.: — Природа здесь ведет себя странно. Взять хотя бы подсолнухи: обычно эти цветы поворачивают свои «головы» в след за Солнцем, здесь же они вели себя с точностью наоборот! Одно это уже говорит о том, что здесь не все в порядке. И, если электротехническое магнитное поле здесь глушится, то биологическое магнитное поле погасить невозможно. И оно влияет на экологию региона. Еще меня поразило большое количество слизняков неправдоподобного оранжевого цвета, которые ползали повсюду…

Л. П: — Итак, позже мы опустились непосредственно во владение коллайдера — туда, где было зафиксировано открытие основной элементарной частицы. За время пребывания на БАКе и беседы с его сотрудниками, у меня сложилось такое впечатление, что наука на сегодняшний день занимается тем, что соединяет знания психики и биологии человека, пытаясь воспроизвести это технократическим образом. Коллайдер — это некая модель нервной системы человека. Поэтому синхронизация организмов с процессами, происходящими на коллайдере, — автоматическая. А происходят здесь процессы сталкивания и разрушения…

На многие наши вопросы (например, занимаетесь ли вы здесь поиском механизмов материализации и проч.) нам не могли дать ответы. Вообще, эти люди были похожи на зомби: говорили монотонным голосом, мол, мы — открытая организация, а спросишь что — в ответ только и слышишь «эта информация закрыта, у меня нет доступа»… Складывалось такое ощущение, что здесь не отрабатывают какую-либо научную концепцию, а просто экспериментируют…

Д. Т.: — У меня сложилось представление, что на БАКе работают над проблемами материализации… То, что открыли бозон Хиггса, как раз и означает воссоздание Материи, как таковой. Иными словами, вследствие подобных экспериментов не исключено появление черных дыр, тоннелей-переходов из одних миров в другие, а может, и управлением временем…

ОТ РЕДАКЦИИ. Продолжение интервью — о том, что еще узнали и почувствовали наши герои на БАКе (и не только там) — в одном из ближайших номеров «ВЕСТЕЙ».

 Продолжение ЗДЕСЬ