ИНТЕРВЬЮ С А. РУГЕНСОМ

ДЕЛО №002

Возраст56 лет
Образованиевысшее, ЛГУ (философ-социолог, преподаватель философии и истории).
Публикацииболее 300
Места работы— АН ЛССР — издательство

— ЦПКТБ Министерства Легкой промышленности ЛССР

— МВД ЛССР

— журнал «Дадзис» — редакторский отдел, руководитель группы

— исследования подвалов Рижского замка

— телерадиокомпания Би-Би-Си — Русская служба

— Советник по политическим вопросам при Совете Президента СССР

— частный бизнес

Увлеченияйога, поиск зарытых кладов
Главные события в жизнирождение детей, женитьба, нахождение первого клада, поездка в Индию, исследование подземелий Рижского замка, встреча с Далай-Ламой
Основная черта характераволя
Недоволен в себе«проявляю слишком мало интереса к себе»
Мечтауехать в Гималаи

-Андрис, расскажите, пожалуйста, о своей семье, ведь истоки судьбы каждого человека начинаются от его корней.

— Семья у меня происходит сразу из трех народностей: ливов, немцев и балтов. Дед был царским офицером в Первом латышском стрелковом полку, членом учредительного собрания Латвии. При попытке попасть в Ярославль для борьбы с большевиками его арестовали. Таким образом, он остался в Латвии и позже стал начальником Рижской области. В 1940 — х годах дед попал в списки людей, подлежащих расстрелу. Но ему помог спастись его слуга, который впоследствии умер в результате жестоких избиений. А деду с семьей удалось скрыться.

Отец в 1940 — м году участвовал в национальном движении сопротивления. Потом служил в немецкой контрразведке, но одновременно занимался тем, что, будучи настроенным против немецкого режима, собирал данные о латышах, сотрудничавших с немцами. Он был арестован немцами и сослан в концлагерь, но дед, используя личные связи, сумел освободить зятя.

Я родился в 1944 году в Курляндии. У семьи была возможность репатриироваться на запад, но отец решил остаться в Латвии. Мать за то, что была немкой и снабжала национальных партизан одеждой и продуктами питания, была осуждена на 25 лет. Ее я увидел в 14 лет, а отца — только в 17. Воспитывали меня бабушка с дедом.

Моя собственная жизнь началась, как я считаю, с 4 лет, после несчастного случая — меня столкнули с телеги, груженой сеном. Высота была с двухэтажный дом! В результате падения я разбил сустав, начался воспалительный процесс, а через некоторое время сустав распался. Доктор тогда сказал, что до 21 года я должен лежать, а ходить не смогу никогда. Но мне удалось уговорить деда сделать для меня специальное устройство, с которым я начал учиться ходить. Боль была невероятная, но ходить научился. Это была такая закалка воли! Такая йоговская тренировка! Я благодарен судьбе за это.

— Андрис, что, кроме этого, сформировало Ваше увлечение философией и практикой йоги?

— В школу я не ходил (учитель приходил ко мне домой), а у деда была огромная библиотека — приблизительно 2000 книг. Когда другие дети играли в футбол, я учился ходить, а в промежутках между тренировками много читал. У деда было много старых журналов с интересными статьями и книг по йоге. Кроме этого, у деда постоянно собиралось общество из бывшей интеллигенции. Это были исключительно интересные люди — и немцы, и латыши, и бывшие русские аристократы. Кстати, вопрос национальности никогда не поднимался в нашем доме! То, что я слышу по этому поводу сейчас — дикость! Хотя я сам в конце сороковых годов носил в бункера продовольствие, сейчас это не скрываю, и никогда не скрывал. Даже при разговорах с ребятами из КГБ.

Приходящее к нам в дом общество было не только многонационально. У нас собирались приверженцы различных религиозных направлений. Возникали очень интересные споры, свидетелем которых я был. Все пережитое и узнанное сформировало внутри меня ряд вопросов, на которые мне хотелось найти ответы. В том числе в философии йоги.

— А как в дальнейшем развивалась Ваша судьба?

— В школу я начал ходить в 7 — м классе. Сразу начал заниматься акробатикой, боксом, стрельбой, научился бегать на лыжах. Закончил я 2 — ю среднюю школу в Риге.

Сначала я хотел стать астрономом — я очень хорошо знал физику, участвовал в физических олимпиадах. После окончания школы поступил на физико-математический факультет. И тут в прессе я прочитал, что профессор Калнберз допускает возможность операций, с помощью которых можно увеличить длину ноги. Я пришел к нему с предложением использовать меня ради эксперимента. Первую экспериментальную операцию делали на мне, в результате чего длина моей больной ноги увеличилась на 10 см. Это стоило мне университета — на физмат я уже не вернулся. Два года с небольшими перерывами я пролежал в больнице, но ногу вытянул.

Потом была моя первая женитьба, оказавшаяся неудачной. Но теперь у меня рос сын. Затем была смерть мамы и деда… Уже будучи студентом факультета философии, я женился 2 раз. А после окончания университета работал журналистом. Затем на протяжении 11 лет был редактором отдела в журнале «Дадзис». Имею диплом журналиста, преподавателя истории и философии. Работал в ОБХСС, штабе МВД, вместе с органами Госбезопасности боролся с экономическими преступлениями.

В 1989 году по собственной инициативе начал работать в Би-Би-Си. Был балтийским корреспондентом примерно 7 месяцев. Потом стал советником по политическим вопросам у А.Каулса. В то время Каулс работал у Горбачева.

С 1987 года я начал читать лекции по йоге. Тогда мы зарегистрировали Латвийский центр йоги при Министерстве здравоохранения Латвийской ССР. Вообще, с самого начала независимости нашего государства я все время был связан с Верховным Советом Латвии, а позже с Саэймом. И сейчас часто посещаю Саэйм, хотя не числюсь ни в каких партиях.

В настоящее время я являюсь руководителем рабочей группы по поиску жертв тоталитарных режимов в общественном Фонде развития демократии имени Я.Чаксте.

В свое время мною был подготовлен материал для защиты докторской диссертации по вопросам теософского движения. Но для получения возможности защитить диссертацию было необходимо вступление в КПСС. Я отказался, так как у меня были непримиримые разногласия с их философией.

— Мы много слышали о Вашем увлечении — раскопке подземных ходов. Что явилось причиной такого необычного хобби?

— Дело в том, что в моей жизни был период, когда нам с супругой было негде жить. Я, имея высшее образование, был вынужден устроиться работать ночным сторожем. Ночь дежурил я, а супруга ночевала у меня на работе, а ночь наоборот — супруга дежурила, а я спал. Днем, от нечего делать, мы проводили время в библиотеках. В то время, вдобавок к тому, что я прочел ранее, я изучил очень много исторических материалов. Однажды я показывал супруге Рижский замок и рассказывал ей его историю. Со времен строения замка уровень грунта поднялся, и нижняя часть строения оказалась под землей. Ходы туда были заперты. Но супруга мне сказала: «Ты мужчина или нет? Ты можешь сломать замок?» Я ответил: «Могу». Мне удалось уговорить бывшего начальника ОБХСС МВД Латвии открыть помещения. Было получено согласие Министерства Культуры, и мы приступили к «раскопкам».

Работать приходилось по ночам. Из котельной, пробив 5,5м стены, попали в красивые сводчатые залы. В результате при Министерстве Культуры была создана экспедиция по очистке подвалов Рижского замка.

— Кроме всего прочего, Вы нашли множество различных кладов. Все этого хотят, но мало кому удается. Как у Вас это получается?

— В общей сложности мне удалось найти около 100 кладов. Под кладами я понимаю любые вещи, которые люди пытались спрятать — документы, ценности, оружие…

Чтобы найти клад, надо знать историю и топографию местности. Обычно клад ищут, исходя из сегодняшних данных. 100 лет назад все было по-другому. Кроме всего сказанного, надо попытаться понять психологию человека, который прятал клад. Ведь немец, латыш, русский — каждый имеет свои особенности в психологии, и клады они обязательно спрячут в разные места. Место, выбранное для клада, зависит и от рода деятельности, профессии человека. Хорошо бы, конечно, иметь специальные приборы.

Ну и, кроме всего перечисленного, надо иметь некую интуицию — что-то такое, что связывает тебя с хозяином клада. Когда я ищу клад, я почти всегда вижу человека, зарывшего его, и пытаюсь установить с ним контакт.

— Ваш первый клад вы нашли, используя специальные приборы?

— Первый свой клад я нашел, используя обыкновенный штырь. Мне тогда было 22 года. На наличие клада мне указал сам хозяин, бывший в свое время национальным партизаном. Мы тогда долго искали клад в указанном месте, но ничего не могли найти. Уже под утро, совсем в другом месте, я почему-то воткнул штырь в землю и попал в «яблочко» — мы нашли горшок с монетами. Оказалось, что хозяин со временем забыл, куда зарыл горшок.

— Андрис, Вы нашли такое количество кладов, наверное, Вы богатый человек??

— У людей, спрятавших клады, есть наследники. Мы возвращаем найденное им. Какую-то часть мне, конечно, дарят. Что-то я оставляю для коллекции, что-то продаю. Капитал таким способом трудно заработать. Кроме того, я хорошо знаю историю Латвии. Вагона золота здесь нет, и никогда не было.

— Андрис, у Вас на руке перстень с атрибутами масонства. Вы являетесь масоном?

Масонство — это тайное общество, но Вы не скрываете свою принадлежность к нему?

— Прежде всего, масонство является не тайным обществом, а закрытым. Это ошибка, которая постоянно повторяется в нашей прессе. Стать членом масонской ложи можно по приглашению и соответствуя определенным личностным требованиям. Это легальная организация. Я являюсь членом немецкого масонского рыцарского ордена и имею довольно высокую степень посвящения с правом создать свою ложу. Тайна масонства состоит в том, что они не допускают посторонних людей на свои ритуальные собрания.

— Чем Вас так привлекло масонство?

— Мне предложили вступить в это общество. Объясняется это тем, что я не только серьезно занимаюсь йогой с 14 лет, но и, в результате прочитанного, много знаю по вопросам масонства, теориям жидомасонства, всемирном заговоре и т.д. Я пришел к выводу, что, как и Розенкрейцерский орден, масонство не является политической организацией. Это некая организация по самовоспитанию человека, когда люди собираются вместе и занимаются самоусовершенствованием. Нечто, схожее с принципами йоги. Та же тренировка, но построенная на других методиках.

— Какова же конечная цель масонства? У всех оно вызывает страх перед чем-то неизвестным…

— Есть элементарная вещь, которую люди не понимают. Центральный девиз масонства: познай самого себя.

— Многие считают, что масоны хотят овладеть миром. Протоколы сионских мудрецов приписывают им все мыслимые и немыслимые грехи. Как Вы это прокомментируете?

— Это просто свидетельствует о том, что люди не знают, о чем говорят. Даже некоторые мои знакомые называют меня колдуном, а йогу считают дьявольской вещью. Если человек, не знающий сути дела, будет смотреть, как выполняются тантрические ритуалы, то может создаться крайне неблагоприятное впечатление. То же и с масонством: люди даже не подозревают, что это такое. Лозунг Великой ложи — свобода, равенство, братство. Когда меня принимали в масонство и надели цилиндр, мне сказали, что это символ свободного человека, и я не должен его снимать ни перед одним человеком в мире, кроме как перед Богом. Потому, что все люди равны.

— Вы крещеный человек? К какой религиозной конфессии Вы относитесь?

— Официально меня крестили в лютеранское вероисповедание. Но я никогда не скрывал, что я нахожусь в оппозиции к Христианской церкви. У нас в семье всегда было принято высказывать свое мнение свободно, аргументировать его. Еще ребенком я высказал свой взгляд на Христианскую религию своему родственнику, пастору Лютеранской церкви. Он был человеком широких взглядов и сказал, что Бог — это одно дело, религия — второе, а церковь — третье. Я человек глубоко религиозный внутри, но для меня все религиозные направления одинаковы. Для меня не играют роли обряды, и в моем понятии Бог — это не Бог-творец ветхого завета.

— А что такое Бог?

— Я сторонник Буддистской трактовки — имеется некая одна реальность, мы можем назвать ее Богом, Абсолютным Разумом, Шивой, Аллахом и т.д. Второй реальности нет. Отсюда следует, что любая форма (это и мы с вами) является отражением некоей реальности внутри себя. Если утверждать, что Бог — это личность, то всегда возникнет вопрос — кто стоит за этой личностью? Если Бог — форма, то должно быть нечто, что является не формой, то есть не Богом. Отсюда возникает дуализм всех религий: Бог — Дьявол. Помните слова Воланда о том, что раз здесь мой меч, то здесь и тень от моего меча. Для меня этот дуализм является ограничением.

— То есть, Бог — это система самоорганизации?

— В какой-то мере да.

— Если мы сравним все религии мира, то увидим, что они имеют одни истоки. Везде есть потоп, есть добро и зло, Христос или его типаж. На Ваш взгляд, зачем Бог дал на Землю в разное время и разное пространство религии, которые начали воевать между собой?

— С моей точки зрения Бог ничего не давал. Просто я сторонник того, что зло в мире не существует. Если внимательно проанализировать, то любое зло — это недопонятое добро.

Я очень много беседовал с людьми, совершившими убийство. Мне хотелось понять, почему они это сделали. Дело в том, что в основном эти люди были искренни в своих действиях. По сути, я не встретил в своей жизни злых людей. Человек может казаться злым с точки зрения жертвы. Но если посмотреть с чуть более высокой «колокольни», то можно заметить, что есть не злые и добрые люди, а люди, более продвинутые, которые глубже понимают действительность, и люди, ограниченные в своих взглядах. Это просто процесс эволюции. Создается то, что на востоке называется кармой.

Возникает причинно-следственная цепь: ты — мне, я — тебе. Он убил моего близкого, я убью его. Этот процесс можно развивать до бесконечности. Вообще я много занимался психологией убийств. Люди убивают от страха, оттого, что хотят избавиться от некоего в себе. Человек переносит на жертву то, что хочет убить внутри себя.

— А маньяки?

— Это больные люди.

— Андрис, расскажите, пожалуйста, как Вам удалось встретиться с самим Далай-Ламой?

— В 1987 году я был избран на должность председателя квартирной комиссии при профсоюзе журналистов Дома печати. Тогда мне удалось получить для журналистов половину из всех выделенных на Дом печати квартир. В качестве поощрения Горбунов сумел включить меня в состав делегации журналистов СССР, едущих в Индию. В эту поездку я встретился с теософами, а в Храме Шивы получил посвящение в очень древнем культе «Планетарных Духов». Во второй раз мы с супругой были в Индии по приглашению индусской семьи. Почему-то перед поездкой я был твердо уверен, что встречусь с Далай-Ламой. С собой я взял поздравление от латвийского народа и правительства Далай-Ламе и тибетскому народу. В качестве подарка были янтарные бусы из 108 бусин.

Индийские друзья долго отговаривали нас от поездки на Тибет, так как их вера рассматривает Буддистов как черных магов. Но желание гостя на востоке закон. Когда мы добрались до места назначения, я попросил аудиенции с Далай-Ламой. Мне объяснили, что обычно для этого собирается группа людей, аудиенция длится 5-10 минут, перед этим надо обязательно купить белый шарф и фотографию Далай-Ламы. Но так как я приехал из Латвии и преподаю йогу, то нам дается 10 минут индивидуально. Белый шарф мы купили, а фотографию я покупать не стал, так как ценю свободу каждого человека. Через некоторое время в сопровождении монахов вошел Далай-Лама. Мы с супругой встали, преподнесли шарфы. Далай-Лама встал напротив меня, посмотрел, отодвинул шарф и обнял. Проговорили мы с ним около 2 часов. Он интересовался моим мнением по вопросам политики, о развитии мира, человечества. Обсуждали некоторые направления тибетского буддизма. Общались мы на английском языке.

После разговора, у нас спросили, какие желания мы имеем. Мы решили посетить тибетского врача. Нам выделили учителя, обучавшего тибетской медитации, дали разрешение, когда будет желание, уйти на несколько месяцев жить в пещеру, которое мы планируем использовать в будущем. Кроме этого, в тибетском Институте Астрологии и Медицины нам дали возможность воспользоваться услугами личного врача Далай-Ламы.

— Андрис, давайте вернемся к нам в Латвию. История нашего государства своеобразна. 700 лет латышский народ жил под игом: немцы, шведы, поляки, русские… Первое государство образовалось только в 1918 году. Какую причинно-следственную связь Вы видите в столь позднем образовании государства?

— Причина, по моему мнению, геополитическая. Балты, как племя, проживали на очень большой территории. Судя по названиям местностей, они долгое время уживались со славянами. Географическое положение Латвии — выход к морю и т.д. — поставило Латвию между двумя направлениями — восток и запад. С одной стороны, это создало идеальные условия для развития интеллекта, с другой — спровоцировало стремление более могущественных соседей к агрессии.

— Почему, на Ваш взгляд, язычество в Латвии сохранилось дольше, чем в других государствах?

— Я рассматриваю это как положительный аспект. Давление чужеземцев со всех сторон все же вызвало в латышах внутреннее сопротивление, которое выражалось во внутренней свободе. Ты можешь иметь власть надо мной, но внутри себя я буду поклоняться Богам своих предков.

— Маленький народ, маленькая Латвия, а сыграла такую большую роль в истории огромной России. Например — красные стрелки. Почему?

— Это очень длинный разговор — почему такие события произошли в России. И почему такую роль сыграли латыши. Ленин был прав, когда сказал, что Латвия была в то время наиболее развитым регионом по многим направлениям. Стремление к самостоятельности, независимости — одна из причин, почему стрелки пошли на такой шаг.

 

 

Интервью подготовила Е.Курлова